=40=
что Вам не удастся попрать и окончательно унизить достоинство Русского человека, тогда Вы будете названы своими именами.

  + + +

  Я навсегда сохраню благодарную память о таких людях, как И.(ван] И.[ванович] Соллертинский[20], общение с которым в Новосибирске в годы войны имело для меня большое значение, Г. Н. Хубов[21], а позднее Ю.В. Келдыш[22], руководившие журналом "С.[оветская] М.[узыка]" в пятидесятые годы и многое сделавшие для того, чтобы мою музыку лучше узнала музыкальная общественность. Сохраняю я благодарность и критикам А. Н. Сохору, Л. В. Поляковой[23], И. В. Нестьеву[24], серьезно, внимательно относившимся к моей музыке и старавшимся прояснить сущность моей творческой позиции, понять, растолковать мои намерения.

  Я сохраняю самую благодарную память о Р. М. Гофмане[25], чьи слова о себе я прочел гораздо раньше нашего личного знакомства.

  Р.М. Гофман (сын хорошо известного в дореволюционные годы петербургского поэта-символиста и критика) был человеком редкого таланта и совершенно исключительной образованности. Это тот тип просвещенного русского человека, который ныне почти не встречается. Его отношением ко мне я очень дорожил и горько переживал его безвременную кончину.

  + + +

  Я хочу говорить так, чтобы меня понимали, понимали смысл того, о чем я хочу говорить. Я хочу, чтобы меня, прежде всего, понимали те, кто понимает мой родной язык. Стучусь в равнодушные сердца, до них хочу достучаться, разбудить их к жизни, сказать о ней свои слова, о том, что жизнь не так плоха, что в ней много скрытого хорошего, благородного, чистого, свежего. Но слушать не хотят, им подавай
<<<назад<<< * переход на стр. 1-52 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *