=423=
тут верхи стали неистово кричать Шаляпина. Никиш подождал минуту – две, затем, так как крики не унимались, сошел с возвышения… Так «Камаринская» и не была сыграна».Н.А. Римский-Корсаков по возвращении из Парижа говорил своим друзьям, что «наибольший успех (в русских концертах. – Ред.) выпал на долю Шаляпина…» (Римский-Корсаков Н.А., с. 297 – 298).Кроме перечисленных Шаляпиным произведений он исполнил также соло в кантате С.В. Рахманинова «Весна» под управлением автора в концерте 26 (13) мая 1907 г. Репин писал Стасову по поводу русских концертов в Париже, что это был «не успех русской музыки, а это торжество ее в Париже»(«Рус. муз. газ.», 1907, № 22-23).114 С.П. Дягилев в письме к Н.А. Римскому-Корсакову от 5 июня 1907 г. писал: «Явсе же решаюсь в будущем мае предпринять постановку «Садко» и «Бориса» в Париже, в Большой опере. «Садко» предполагаем с французами и по-французски (Садко – Альварец), «Борис» же пока по-русски, вместе с Шаляпиным. Всю обстановку (костюмы, декорации, бутафорию) – все делаем заново с тем, чтобы все это осталось в Большой опере.«Садко» будет делать Коровин, «Бориса» – Головин»(Римский-Корсаков Н.А., с. 209).115 Очевидно, Шаляпин подразумевает полноту сценической постановки «Бориса Годунова», так как известно, что опера шла с купюрами. Были пропущены сцены: «Комната у Марины» и «В корчме». 5 октября 1907 г. Н.А. Римский-Корсаков писал С.Н. Кругликову:«Дягилев все еще в Париже, поэтому вопрос о постановке русских опер в Париже еще не вылился в окончательную форму. Намечен «Борис» по-русски с Шаляпиным…»116 Костюмы и бутафорию к парижской постановке «Бориса Годунова» делали художники И.Я. Билибин,
<<<назад<<< * переход на стр. 1-454 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *