=381=
«дальчизму» учился.
   В старом Петербурге «палероялец» Шаляпин, разучивающий партии опер в номере Дальского, часто изводил своими репетициями «капризного кина».
   Для характеристики преподавания «дальчизма» приведу следующий эпизод, рассказанный мне драматургом А.И. Косоротовым, близко знавшим жизнь Дальского.
   – Чуют пра-вв-ду!.. – горланит Федор.
   – Болван! Дубина! – кричит Мамонт. – Чего вопишь! Все вы, оперные басы, дубы порядочные. Чу-ют!.. Пойми… Чу-ют! разве ревом можно чуять?
   – Ну а как, Мамонт Викторович? – виновато спрашивает тот.
   – Чу-ют – тихо. Чуют, – грозя пальцем, декламирует он. – Понимаешь? Чу-у-ют! – напевая своим хриплым, но необычайно приятным голосом, показывает он это…
   – Чу-у-ют!… А потом разверни на «правде», пра-в-вду всей ширью… Вот это я понимаю, а то одна чушь, – только сплошной вой.
   – Я здесь… – громко и зычно докладывает Шаляпин.
   – Кто это здесь? – презрительно перебивает Дальский.
   – Мефистофель!..
   – А ты знаешь, кто такой Мефистофель?
   – Ну как же… – озадаченно бормочет Шаляпин. – Черт!
   – Сам ты полосатый черт! Стихия!.. А ты понимаешь, что такое стихия? Мефистофель – тартар, гроза, ненависть, дерзновенная стихия!..
   – Так как же? – растерянно любопытствует Шаляпин.
   – А вот… Явись на сцену, закрой всего себя плащом, согнись дугой, убери голову в плечи и мрачно объяви о себе: «Я здесь». Потом энергичным жестом руки сорви с себя плащ, вскинь голову вверх и встань гордо во весь рост, тогда все поймут, кого и что ты хочешь изобразить. А то обрадовался: «Я здесь!» – словно Петрушка какой-то!
   Дальше идет лекция о скульптуре
<<<назад<<< * переход на стр. 1-454 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *