=380=
Козельский разжег талант Дальского.Его своеобразный изумительный тембр голоса и исключительная фразировка перешли, между прочим, в наследство к Федору Шаляпину через Дальского. Дальский чутьем своим понял скрытую громаду талантища в лице неуклюжего верзилы, скромного, застенчивого, голубоглазого Феди Шаляпина, и с самых первых шагов его на сцене принимал в нем никогда не проявляемое к другим участие и отцовски-менторскую заботу. Случайная встреча Ша – ляпина с Дальским сыграла великую роль в жизни знаменитого певца, вскоре затмившего своего учителя.А тогда в «Пале-рояле» было наоборот.В альбоме последнего из русских трагиков можно было найти снимок красивого черкеса с молниеносным взглядом орлиных очей, сидящего на камне и сжимающего рукоятку кинжала, с папиросой в зубах, а у ног его распростертую долговязую фигуру с поднятой вверх головой и широко открытыми голубыми глазами, с обожанием смотрящими на своего «бога». Сидящий – Дальский, лежащий – Шаляпин. Мамонт Неёлов (настоящая фамилия Дальского) и Федор Шаляпин!Как много и сильно говорят эти два имени и две фамилии. Мамонт – допотопный, монументальный, могучий… Федор Шаляпин – богатырь, Илья Муромец, Алеша Попович… Несомненно, одним из больших кирпичей в фундаменте шаляпинского искусства был «даль – чизм», как он сам выразился М.Н. Ермоловой, когда та, восторгаясь его исполнением грозного из «Псковитянки» в Москве у Мамонтова, спросила Шаляпина:– Откуда все это у вас?
   – Из «Пале»… – скромно промычал певец.
   – Какого «Пале»? – с удивлением переспросила его Ермолова.
   – Из «Пале-рояля». Я там «дальчизму»
<<<назад<<< * переход на стр. 1-454 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *