=364=
Наш новый товарищ быстро завоевал любовь всего класса. Он был по природе весел и приветлив, а когда улыбался, то казалось, будто он весь так и светится. Усатов очень любил русских композиторов (он сам прекрасно исполнял Глинку, Даргомыжского, Чайковского). Мы исполняли сцены из опер, трио, квартеты, а в середине зимы он решил поставить с нами «Севильского цирюльника». Партия Розины была написана Россини для меццо-сопрано, и наш неизменно пунктуальный учитель поручил ее мне. У себя дома он устроил сцену, где мы репетировали, а на более позднем этапе репетиции были перенесены на сцену местного клуба. Дона Базилио должен был петь некий Стариченков. Я отчетливо помню маленький темный зал клуба, оркестр, составленный из студентов училища, которым дирижировал Усатов.На репетицию пришел весь класс. Вдруг после первого акта, не знаю уж почему, Усатов напускается на Стариченкова; тот не остается в долгу. И вот дон Базилио снимает свою «ро – бу» и уходит со сцены. Все, потрясенные, замолкают; проходит несколько мгновений, и, повернувшись к нам, Усатов говорит: «Федя, ты знаешь роль дона Базилио?» – «Да вроде», – отвечает вполголоса Шаляпин. «Можешь репетировать прямо сейчас?» «Пожалуй», – отвечает он тем же тоном. «Тогда на сцену», – командует Усатов.В премьере, состоявшейся на следующий день, дона Базилио пел Федя. Он был замечен, а осенью правление тифлисской оперы заключило с ним контракт.Если меня спросить, научил ли петь Шаляпина Усатов, я отвечу, что да. Но я добавлю, что все самое ценное, чем обладал Шаляпин, было просто даровано ему небом и досталось без всякой учебы. Все же Усатов сыграл
<<<назад<<< * переход на стр. 1-454 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *