=338=
счастливых детей. Глядя на них, я вспоминал самого себя, когда мне было пятнадцать лет.Среди прочих ангажементов того сезона были и спектакли в чикагской опере. Не буду здесь подробно о них говорить – это предмет особого разговора. Быть может, я вернусь к нему в моей будущей книге, которую надеюсь посвятить размышлениям об искусстве, музыке и театре. Расскажу только один курьезный случай. Когда я в первый раз вышел на сцену театра «Одиториум» как артист – гость чикагской оперы, меня поразила странная болезнь. Впервые в жизни у меня были галлюцинации! Это случилось во время антракта. Я увидел, что по сцене расхаживают какие-то люди в безупречных вечерних костюмах, в сильно накрахмаленных сорочках и в шляпах с высокой тульей. И вдруг я вижу: полы их фраков начинают двигаться сами по себе. Жуть! Всмотревшись внимательнее, я увидел у этих солидных джентльменов не очень большие, но весьма пушистые… хвосты! К тому же на лбу у каждого я ясно разглядел рога! Да и звук их шагов был какой-то особенный. Копыта! Задыхаясь от волнения, я обратился к рабочему сцены:– К-к-кто это, вон там, эти люди?
   – Что с вами, господин Шаляпин? – ответил рабочий. – Это важные господа из театра!
   Я пел во многих театрах мира, болел всякими недугами, но такой странной болезни у меня никогда еще не было. Слава богу, она не оказалась затяжной!
   Когда моя штаб-квартира была в Чикаго, я узнал, что следующий концерт мне предстоит петь в Милуоки. Этот город находился всего в нескольких часах езды от Чикаго, и я решил отправиться туда на моторе.
   Импресарио и аккомпаниатор – оба пришли в ужас от этой моей затеи: они
<<<назад<<< * переход на стр. 1-454 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *