=274=
псалмы. И ничего! Англия не разваливается от этих песен!
   В Гайд-парке люди располагаются на траве, иногда они даже завтракают, сидя на лужайках, хотя всюду много дорожек, скамеек.
   – Чего же они мнут траву? – спросил я приятеля.
   – Разве на траве не приятнее сидеть, чем на скамье? – удивился он.
   Везде было написано, что парк предоставляется охране публики, и публика действительно не рвала цветов с куртин.
   У нас бы при такой свободе деревья с корнями выдрали из земли. Однажды, проходя по улице, я услышал музыку – оркестр играл марсельезу. Шла огромная толпа женщин, украшенных бантиками, в руках они несли корзины цветов. По бокам процессии шагали полицейские, покуривая трубочки, смешно-важные.
   Время от времени какая-нибудь женщина что-то кричит, крик подхватывает вся толпа, заглушая музыку.
   Над толпою густо колыхались разноцветные флаги, знамена, плакаты с надписями. Все было так цветисто, радужно. Впереди, играя на турецком барабане, идет красивая девушка. Я остановился разинув рот, удивленный этой картиной. Барышня с барабаном подскочила ко мне и обнаружила намерение заткнуть мне рот ударником, но тотчас засмеялась и приколола мне в петлицу цветок. Все это вышло у нее удивительно весело и мило. Оказалось, что это процессия суфражисток.
   Ночами, когда город оголяется, зажиточный люд прячется в дома, – лондонские улицы, как улицы всех городов мира, показывают человечье горе и нищету.
   Являются какие-то молчаливые испитые женщины с детишками на руках. Когда такой женщине дашь шиллинг, она немедленно несет его в ближайший бар.
   Алкоголиков в Лондоне множество,
<<<назад<<< * переход на стр. 1-454 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *