=12=
“своя” и “чужая”...”.
   Услышать в “Славься” парадность?! В этой-то окрыленной бескорыстной музыке, где каждая клеточка ликует: “Не нам, но имени Твоему”?! Для личности — все свои в Боге, и православная царская власть — своя.11
   Сейчас повторяется (в утрированном, окарикатуренном виде) ситуация, которая складывалась в XIX веке. Спорили тогда две концепции искусства. Одна тучей двигалась с Запада. Уже много столетий (еще до Картезия) томился тот в беспросветности картезианского мирочувствия. Душа заточена в ужас двумерности. Мир материальный – и мир наших чувств, идей, идеалов... А где ж мир истинно сущий, дивный, светозарный?! Без Богопознания нет и мировоззрения. Материальный мир не откроется с внутренней стороны как сияющая, ликующая мысль Божия. И душа, зарывшись в психизмы, не познает своей нежной глубины, которая есть образ Божий в ней, раскрывающийся лишь в реальности Богообщения.
   Душа же православного народа – не пленочное двумерное картезианское существо! Она жаждет жить в истинном дивном мире со Христом. В ней горит забытая Западом главная цель пришествия Господа на землю – цель обoжения, святости людей. Она отвергает отвлеченное мышление – отвлеченное от сути, от главного: от Христа, от совести, истины, веры, любви. В противоположность тому ищет правды и великого смысла жизни. “Во всем ищите великого смысла”, – наставлял святой Нектарий Оптинский. “Во всем мне хочется дойти до самой сути”, – признавался Пастернак.
   Великий чудотворец Иоанн Кронштадтский писал: “Мы потому и можем мыслить, что есть беспредельная Мысль, как потому дышим, что есть беспредельность
<<<назад<<< * переход на стр. 1-17 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *