=566=
музыки, идея выражена еще и в книгах.
Книги – об исторической эфемерности профессии композитора и о состоявшихся альтернативных музыкальных практиках: «История богослужебного пения» (М., 1994), «Культура, иконосфера и богослужебное пение Московской Руси» (М., 2000), «Конец времени композиторов» (рукопись, 1996 – 2001). Жанр этих книг ныне редок: философский, одновременно богословский и культурологический трактат о музыке.
Книги тоже «звучат». Основной тон таков: музыка есть мировоззрение, изложенное прямо, без оговорок, снимающих
тяжесть морального долга, без уверток от неудобных выводов, без лакомых подачек экскурсоводческому восхищению. Собственно, тот самый тон, на который настроены музыкальные произведения самого Мартынова.
Но есть и несозвучность между словесной и музыкальной концепциями. Автор трактатов об исчерпании композиторской музыки в собственных сочинениях явно не завершает эпоху, а открывает обнадеживающие горизонты. Читатель «Конца времени композиторов» может решить, что прошел с автором сквозь глубокую и неизбежно печальную саморефлексию «выстывшего бытия». Между тем музыкальные образы Мартынова отнюдь не свидетельствуют о «выстывании». В них есть некое нетемпературное тепло, которое можно условно назвать строгой нежностью. Строгой: устремленной к высшему. Недаром его опусы могут иметь такие названия, как «Обретение абсолютно прекрасного звука» (1993).
1
. См.:
Шнитке
AT
.
На пути к воплощению новой идеи // Проблемы традиций и новаторства в современной музыке. М., 1982. С. 104-107.
2
. Цит. по:
Катунян М.
Параллельное время Владимира Мартынова //
<<<назад<<< * переход на стр. 1-601 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *