=489=
забываются; мелодии остаются. У музыки нет несводимых родимых пятен текста или контекста, с которым или в котором она появилась и звучала. Кроме одного.
* * *
Музыка гимнов не бывает «виновата» ни в словах, ни в ситуациях, в которых звучит. Потому что ее внутренний текст – всегда молитва, а ее внутренняя ситуация – всегда храм. Никаких светских (государственных, общественных и т.п.) гимнов до Нового времени вообще не существовало.
Выход гимнографии на площадь превратил гимн в просветляющее оправдание любого солидарного движения толпы, куда бы оно ни было направлено и чем бы ни было спровоцировано. Гимн чистосердечен и этим (вне храма, где поют: «Сердце чистое сотвори во мне». Псалмы, 50) опасен. Потому-то так рьяно и спорили о государственном гимне в 2000 году.
Советский гимн и в качестве советского, и в качестве старого-нового российского чистосердечен и опасен. То же самое – с «Патриотической песнью» Глинки в статусе упраздненного гимна России (т.е. России «эпохи реформ»).
И вообще – с любыми песнями общественной (государственной, национальной, политической, идеологической, социально-корпоративной, возрастной, групповой и проч.) солидарности, каковых сейчас звучит больше, чем когда-либо. Рубеж XX-XXI веков – время гимнов (еще и поэтому российская дискуссия о гимнах в 2000 году оказалась столь масштабной).
* * *
Время гимнов… Говоря шире – гимнического звучания. Речь идет о пространственности акустических образов, найденной поначалу в электронике, а затем в рок-н-ролле. Электрическое усиление звука, микрофонизация, эффекты стерео – и квадрофонии (достигаемые не обязательно при помощи технической
<<<назад<<< * переход на стр. 1-601 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *