=463=
который, в сущности, составляет «устный музыкально-интонационный словарь».* Подчеркиваю: интонационный, потому что это не абстрактный словарь музыкальных терминов, а каждым человеком интонируемый (вслух или про себя, в различной мере, степени, способе, смотря по способностям) «запас» выразительных для него, «говорящих ему» музыкальных интонаций, живых, конкретных, всегда «на слуху лежащих» звукообразований, вплоть до характерных интервалов. При
  
слушании нового музыкального произведения сравнение происходит по этим общеизвестным «дорогам», ибо в них обобщены мысли и чувствования класса, сословия и т. д., вплоть до мельчайших общественных группировок. Чем субъективнее, острее в интонационном отношении «язык» композитора, тем труднее и короче жизнь его музыки. Чем сильнее ощущается, пусть в сложнейших интеллектуально музыкальных произведениях, обобщенный данной эпохой круг выразительных музыкальных интонаций, тем безусловнее жизнеспособность этой музыки.
  Отсюда ясно следует, например, почему не живет множество симфоний, а живут упруго и упорно Третья, Четвертая, Пятая, Шестая, Девятая симфонии. Проследив с точки зрения музыкально-интонационно-словарной ряд эпох, смены стилей и жанров, жизнь произведений и эволюцию композиторов, я убедился, что есть в истории музыки процессы, до сих пор мало или, вернее, еле-еле ощупью прослеженные, в которых налицо разгадка многих непонятных «прерывистых» путей, дорог, троп и поворотных пунктов музыкальной истории. С точки зрения общекультурной эволюции
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *