=459=
отношении тонуса звучания — гнева, ласки, привета, ужаса и т. д. Я говорю об этом вне всякого Affektenlehre, а как об естественном тонусе и бесконечных нюансах человеческой «речи чувства» как общения.
  4.  И за нашей речью из звеньев-слов (язык), и за нашим «произношением» музыкальных тонов звучит, сосуществуя, непрерывность тонового, «тонного» голосового напевания (послушайте крестьянскую речь, ораторскую речь, речь матери и ребенка и т. д.), в отношении которой отдельные слова, отдельные музыкальные звуки суть своего рода «интонационные комплексы», «сгустки», возвышенности на равнине, изгибы и утолщения, «штриховка» рисунка и т. д. В них, в этих узлах, концентрируется смысл, они — область интеллекта, сознания; но живой тонус звукового языка, жизнь тонов и слов (на чем основана быстрота улавливания речи) таится в текучести и непрерывности эмоционально-голосового, тесно спаянного с дыханием, «тонного» усилия, напряжения. Напряжение это своей текучестью отражает непрерывность мышления, ибо мышление как деятельность интеллекта лишь частично выражается в мелькающей в сознании «прерывистости слов», а в существе своем оно — «мелосно», «мелодийно», текуче и обусловлено своего рода «умственным дыханием» и ритмом, являясь «мыслимым интонированием».
  5.   Вот это явление или «состояние тонового напряжения», обусловливающее и «речь словесную», и «речь музыкальную», я называю интонацией. В тесной связи «тоновой» речи с «поэтической» проходили очень-очень длительные стадии строительства человеческого уха
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *