=448=
{соль-бемоль фа) в заключительном дуэте «Аиды» Верди не могла бы так пленительно звучать, если бы слух не пережил длительной эволюции полутонностей: к мыслимости столь широкого скачка с ходом от большой септимы вверх к октаве, причем звук фа интонируется столь вокально четко-самостоятельно как вершина септимы и в то же время «растет» как вводный тон к октаве. Только из последующего развития мелодической фразы к заполнению данного скачка ухо «выясняет», что фа все же поддержано как VII ступень звуком ми-бемоль (VI ступень), т. е. опирается на сексту звукоряда, а последняя— на квинту, ре-бемоль. В целом это одна из изумительных по своей пластической выразительности мелодий. Еще более глубоко проявляется жизнь лада в мелодиях Глинки, например на всем протяжении арии Гориславы («Любви роскош-
  ная звезда»), или в гениальном, единственном в своем роде Марше Черномора, или в балладе Финна, где при неизменности мелодической посылки жизнь лада развертывается в гармониях и тембрах как своего рода резонаторах (об этом в моем исследовании «Т ворческий метод Глинки, постигаемый через интонационный анализ „Руслана и Людмилы"»20).
  Если для примера обратиться к культурам более первобытных звукорядов, то пресловутую пятитонную гамму в различных ее стадиях точно так же можно наблюдать не как замкнутую сферу, а как полный жизни выразительный звукоряд. В нем далеко интонационно не безразличны ни расположение элементов (например, место малой терции), ни способы заполнения мелодических скачков, ни восполнение пентатоники полутоном, т. е. сглаживание
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *