=427=
логике. И, пройдя «путь каждой баллады» совместно с композитором, интонируя ее с ним, внимательный, мыслящий слушатель получает высокую интеллектуальную радость тесного, непосредственного соприкосновения с музыкой во всем богатстве ее выразительности.*
  Я только что вкратце повторил мысли о развитии важнейших этапов интонационного «формования» музыки в Европе
  
согласно вышеизложенному на протяжении всего исследования, но с «продвижением» наблюдений моих в XIX веке.
  Если в лице Бетховена объединилось «прошлое» и наметилось и «будущее» музыки, то XIX век оказался не только «собирателем» былого интонационного опыта, но и его колоссальным раскрытием. Поэтому осознание всех элементов, образовавших музыкальную форму, как проявлений интонационно-сти продолжалось с исключительным напряжением, что и проявилось в поисках тембра как выразительного языка. На примерах Берлиоза и Шопена уже было ясно, как шла работа композиторской мысли и в каких бурных творческих противоречиях развивалась музыка, чем и доказывается, что сущность развития была не в технологическом, более или менее гибком применении усвоенных норм музыкальной этимологии и синтаксиса. Все русла жизни наполнялись в начале века кипучей людской мыслью и работой.
  Музыка в Бетховене созрела до уровня высших интеллектуальных проявлений человеческого мозга. Потому она могла принять участие во всех целеустремленностях интеллекта и эмоциональной жизни, жизни чувства. Интонация человека как обнаружение в звуке музыкальном и словесной речи его
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *