=419=
мысли, изыскующей новые пути художественного познания действительности. Нельзя сводить ценность этих изысканий к «прогрессу инструментовки» как характерному для композиторов XIX века объекту деятельности. Инструментовка XVIII века развивалась не менее прогрессивно и интенсивно и тоже «вкусно». Но там было еще недалеко до едва ли не ремесленного понимания оркестровки, и далеко до осознания выразительности «речи» тембра-интонации с подчинением инструментовки воздействию темброво-ком-плексного голосоведения. Правда, предчувствия этого были и в XVIII веке, но не до полной трансформации всех элементов композиции в «язык тембров».
  Путь к тембру как выразительному элементу музыки шел через очень распространенное ощущение и понимание тембра как фактора изобразительности, как выявления звукокрасочно-сти. И в XIX веке именно тембровая изобразительность была преобладающей. Нельзя смешивать стадию — современную — понимания тембра как выразительной речи [с пониманием] тембра как «раскрашивания интонаций». В последнем случае
  тембровость приложима к любой музыке, как бы наслаиваясь на нее, в первом же тембр определяет собой мелодию, гармонию, ритм, образность, т. е. становится интонационным единством. Очень хорошо помню, как в 1912 году поразило слух и сознание начало «Весны священной» Стравинского с выразительнейшим «наигрышем» фагота: тембр стал образом. А ведь тогда наш слух был очень избалован красочными лакомствами французского импрессионизма, легко усваиваемыми. Например, Череп-нин в своей музыке, приятной лирически, со вкусом прилагал тембр как
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *