=411=
о сменах и борьбе мировоззрений и мироощущений в эволюции общественного сознания,— основывалась на ритмо-формах и голосоведении, выработанных классиками и вдохновленных на долгую жизнь гением Бетховена.
  Голосоведение оставалось классическим, потому что коренные принципы и основы европейского лада, мелодики и гармонии в сущности своей оставались неизменными и у ранних и поздних романтиков, и у психореалистов, и у сторонников академизма, и даже у ярых врагов академизма — у импрессионистов. Дебюсси по строгости и по интонационному совершенству голосоведения, конечно, классик из классиков, и он не зря иронизировал над присвоенным ему ярлыком «импрессионист». Совершеннейший классик — Шопен. Таковы же: Брамс и Чайковский, Глинка и Бизе, Стравинский и Хиндемит, ибо даже
  из сопротивления классицизму (часто кажущегося для слуха при первых впечатлениях от интонационной новизны!), если оно органично в эволюции интонации, рождалась еще более сильная и все-таки в сущности своей европейско-классическая логика голосоведения. И пока выработанные вековой борьбой нормы голосоведения, воспринятые не как мертвые схемы, а как интонационные процессы, не изменятся во всей их жизненной целесообразности, это голосоведение может видоизменяться, попадая в полосу «кризисов интонаций», но не разрушится. Оно создалось как становление, как процесс, жизненный процесс присущего европейскому человечеству модуса интонирования (в одновременности и последовательности звуков, в сочетании длительностей и акцентов, в обмене тембров) и качества интонаций (например, сопряженность вводного
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *