=367=
у нас «развивающееся самолюбование» исполнительства, с настойчивым упорством цепляющегося за повторность одного и того же круга произведений, естественно, ведет к «исчерпыванию содержания интонационных запасов общества» и к заполнению их «снизу» «кабаретной» чувственной стихией. Ссылки на то, что массовый слушатель признает только западноевропейских и русских классиков, неверны. Во-первых, люди, для которых искусство представляет жизненный интерес, никогда не инертны; и ложь, что общественное сознание противодействует живому творчеству настоящего. Естественная консервативность слуха в восприятии нового интонационного содержания всегда преодолевается принципиальностью исполнительства и умным, внимательным отношением (а не «исполнительской полуснисходительностью») к композиторам и «музыке настоящего времени» и творческой культуре современности. Классиков, конечно, нужно интонировать всегда, но, увы, из ценнейшего классического наследия исполняется всегда очень немногое, в чем исполнители соревнуются друг перед другом.
  Глава VII
  Но и внутри исполнительской культуры спорят два взаимно несовместимых явления, также содействуя внутримузыкальному «кризису интонаций». Музыка не существует вне процесса интонирования. Создавая музыку, композитор интонирует внутри себя или импровизируя за фортепиано. Слушатель интонирует «на память», напевая или наигрывая то, что оставило впечатление. И, конечно, по самой сущности своей деятельности, всецело интонационной, исполнитель в интонировании осуществляет музыку: отсюда и вырастает
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *