=364=
проинтонированное (вокально или инструментально) существует лишь в сознании композитора, а не в общественном сознании. Оно существует и в нотной записи, может быть и издано. Тогда его в состоянии услышать немногие счастливцы, способные интонировать музыку внутренним слухом, т. е. слышать ее, как стихи через книгу. Ну что же, можно написать о т а к ощутимой музыке много хороших очерков, но для общественного сознания она останется немой. Неуслышанная музыка не включается в «слуховую память» людей, интересующихся музыкальным искусством, а следовательно, и в «сокровищницу» общепризнанных обществом, средой, эпохой и, конечно, классом интонаций, «питающих мысль и волнующих сердце».
  Вывод ясен: консервативность слушателей, на которую многие лицемеры-дельцы, в своих интересах ее использующие, жалуются, в сильной мере обусловлена косностью исполнителей или увлечением их внешне виртуозной «работой пальцев и голосовых связок». Ограниченность исполняемого репертуара и бессмысленный блеск вызывают и у слушателей притупление внимания и малый интерес к новым творческим фактам. Повторные исполнения все одного и того же круга «вещей на верный успех» сами собой приводят к инертности и слух, и сознание слушателей. Музыка становится или своеобразным гипнозом, или развлечением. История непосредственных встреч и общений композиторов со слушателями показывает рост интереса
  к данному творчеству и более быстрый процесс усвоения данной музыки (я указывал на Вагнера, Берлиоза, Грига, Скрябина; можно добавить Рахманинова, Сергея Прокофьева).
  Когда еще было живо искусство
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *