=361=
пробьет себе путь, если его сыграют кое-как или если его вовсе не исполняют? Возьмем такую, казалось бы, доступную для распространения область, как художественная индивидуальная песня: Lied. Разве все, что не исполняется у Шуберта и Шумана, — плохое? Пусть песни Гуго Вольфа, находясь на пределе расцвета этого камерного искусства, уже воспринимаются в силу субъективизма «языка» небольшим кругом слушателей. Но в развитии Lied его вклад — высокохудожественная ценность. Почему тормозится его исполнение? И в таком положении — многое множество музыкальных явлений. Известно, как медленно происходило освоение бетховенской музыки, как его симфонии — столь цельные своей идейной обобщенностью, единством концепции, — исполнялись фрагментарно, отдельными частями. Если бы Берлиоз и Вагнер не были превосходными дирижерами, если бы даже столь популярный композитор, как Григ,
  сам тонкий пианист * и аккомпаниатор пения своей супруги, чуткой исполнительницы его вокальной лирики, не пропагандировал своей музыки, сомнительно, чтобы их искусство сравнительно быстро завоевало даже Европу. Недавний пример — Скрябин. И опять слушатели в отношении к нему были впереди профессионалов и, конечно, критики.
  Поэтому нельзя рассматривать исторические процессы в музыке, ограничиваясь суждениями об отдельных произведениях, стилях и композиторах. Необходимо отдавать себе строгий отчет в судьбе тех или иных явлений и не взваливать последствия на непонимание слушателей и неталантливость произведения. Если отбор шел по линии талантливости или неталантливости, то почему в концертно-театрально-исполнительском
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *