=357=
— ведь это же его музыка, ставшая утешением человечества. Иначе говоря, то, что Бетховен воссоздал в своем искусстве, как космос, природу, человечество и себя как чувствующую и мыслящую личность,— все это для поколений людей, после него пришедших и приходящих строить жизнь, любить и страдать, все в свой черед является не только исполняемыми, играемыми произведениями, но колоссальным сводом интонаций — тех, что слушатели вобрали в свое сознание из «звучащего искусства», из совокупности музыки Бетховена. Эта сокровищница, накопленная восприятием поколений и сохраняемая как «память сердца», то уменьшается (человечество изменчиво, а потому и забывчиво), то приумножается, если исполнительская практика выходит за грани положенных opus'oB, т. е. повторно всюду и везде играемых сочинений великого музыканта. Но независимо от этих уменьшений и приумножений культурное сознание европейского человечества прочно хранит творческий образ Бетховена и интонационный образный комплекс, вполне содержащий в себе самое дорогое для людей из его музыки в самых различных слуховых преломлениях и формах. Так музыка композитора, вырастая из интонаций предшествовавших эпох, сама становится объектом интонирования исполнительско-профессионального и широких общественных слоев слушателей и питает музыку и всю духовную культуру последующих поколений человечества. Этот процесс продолжается до тех пор, пока жизненное содержание интонаций данной музыки не исчерпается, перейдя частично, в преобразованном облике, в творчество новых эпох. От музыки даже величайших композиторов в этом «становлении
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *