=355=
симфонии: он тем самым выключает себя, свою мысль, свое творческое сознание, непрерывно перерабатывающее впечатления-восприятия в музыку: он только слышит голоса природы! И потому даже этот момент не означает случайного вмешательства «натуралистического интонационного хозяйства».
  В «Буре» это хозяйство более довлеет, и не всегда его симфоническое претворение убедительно. В целом же, хотя эта симфония и является главным объектом досужих суждений о природе и Бетховене, она слишком насыщена «реминисценциями» тогдашней литературы и действительно пасторальностью, т. е. тем аспектом, в каком виделась природа искусством (и музыкой, конечно) конца XVIII века. Потому интонации Шестой, как только они дальше от имитации голосов природы, не дают ощущения реальности, а невольно вызывают образы литературные, поэтические, и сумму интонаций натуры, накопленную музыкальным искусством века. Метод Бетховена остается тот же, как в других симфониях. Но в них — интонации человечества, переустраивающего общественную действительность и познающего ее. Здесь же — интонации людей, так слышащих и видящих природу в своем искусстве. Стилем была пасторальность,— и больше через стиль, чем через интонации, композитор симфонически мыслит о натуре. Ни о каком умалении симфонии нет и речи. Лично я ее очень люблю, но не воспринимаю иначе, как сквозь стиль эпохи. Третья, Пятая, Седьмая, Девятая, даже Вторая звучат сейчас так, что слушателям не надо себя стилизовать и как-то особенно себя настраивать: слышится в них действительность. Можно и должно и сейчас так сочинять симфонии. Но слышать так природу,
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *