=352=
и в последних четырех—повторение основной мелодии), то в своих стилевых
  признаках и интонационных элементах в монументальные формы.
  Этим внедрением облегчается для слушателей восприятие длительных музыкальных пространств и сложно длящегося развития: кант в силу своей мелодической и конструктивной и общестилевой рельефности сам становится интонацией, знакомой, родной для слушателей. Узнавание его элементов в монументальной музыке способствует более осязательному схватыванию сознанием «временного потока музыки», а значит, и пониманию. Потому что влечет не совершенство конструкции, а через живую интонацию к мышлению композитора и содержанию музыки устремляется сознание слушателей. В эволюции музыки второй половины XVIII века и начала XIX века кант становится своего рода краткой энциклопедией торжествующего гомофонного стиля. И если мелодика романса и развивающейся Lied влечет музыку к «домашности», семейственности (умножаются инструментальные романсы и «песни без слов»* по мере становления романтизма), лирическим личным признаниям и, наконец, к острой и утонченной субъективистской лирике, то мелодика и весь стиль канта всецело устремлены на людской простор, на общение, на содружество. От канта идут застольные песни, вокальные серенады, студенческие песни и песни революционные с их непременной «интонационностью шествия». Мелос канта все же в течение XIX века бледнеет и «маршево упрощается». Кроме того, в общественном сознании с гомофонной стилистикой канта состязаются (с XVIII же века) ритмо-интонации танцевальной музыки. Ее мелос более зависел
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *