=326=
возникает из социально осознанных потребностей,— творится и интонируется музыка в постоянном стремлении к выработке устойчивых, уравновешенных звуко-соотношений, которые образуют своего рода основной фонд интонаций, и в столь же постоянном тяготении к замене этих окристаллизовавшихся комплексов новыми. О том, как ослабляется чувство сопротивления материала и как звукосоотноше-ния, которые воспринимались как интенсивно выразительные, перестают таковыми быть,— я излагаю в Добавлении 2 («Основы музыкальной интонации»).
  Теряется ли, однако, тем самым для музыковедения объективное значение таких ставших «архаичными» интонаций? Конечно, нет. Если нашей интонационной системе чуждо функциональное значение cantus firmus'a в мотете ars nova или в мессах франко-фламандской школы, то исследователь, желающий понять эту практику музыки, прежде всего должен постараться усвоить функции элементов господствовавшей тогда системы. Точно так же, как, если бы композитор вроде Хиндемита пожелал сочинять в плане гармонического мышления Шумана или Листа, он должен был бы принять функции тонов, как их принимали указанные композиторы.
  Итак, изучение проявления стимулов музыкального движения и энергии движения в истории развития музыки указывает на необходимость рассматривать это движение как диалектический процесс, в котором тенденция к равновесию одновременно оспаривается не менее сильным стремлением к отдалению момента наступления равновесия, а с ним и полной кристаллизации данных соотношений. Такая полная кристаллизация оказывается никогда не осуществимой, потому что каждое из ставших
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *