=302=
терцовом отношении) не всегда вызывает ощущение напряженности движения и понижает драматизм и динамику развития. Это наблюдается у Шумана (например, в I части Четвертой симфонии в разработке — повторение большого эпизода в соотношении малой терции, или в I части Первой симфонии, тоже в разработке — повторение тоже большого эпизода в квинтовом соотношении). Бетховен пользуется подобным приемом разработки в I части Шестой (Пасторальной) симфонии.** Римский-Корсаков умело применяет подобного рода проведение как средство симфонического развития в театральной музыке, в особенности в статико-декоративных и описательных (изобразительных) моментах. Он идет в данном отношении по стопам Листа. К этому приему еще придется вернуться.
  Наоборот, применение повторения одной и той же музыки в разных ладах (мажор—минор или минор — мажор) классиками ощущалось как яркий контраст. Об этом свидетельствуют их вариации, где, например, минорное проведение темы служило необходимым средством разрушения тональной монотонности. Минорная вариация в центре мажорных воспринималась очень рельефно и воспринимается так и теперь, ибо слух наш обладает замечательной способностью регулировать восприятие и степень его остроты сообразно стилю музыки, и многое, что
  
в современной музыке покажется вялым, звучит как смелый контраст в музыке иного типа мышления. После ряда мажорных проведений темы (часто в виде орнаментально-декоративных вариантов ее) минор создал ощущение перелома движения, и вследствие этого, несомненно, данный прием предпочитался проведению
<<<назад<<< * переход на стр. 1-491 * оглавление* выход * >>>далее>>> * * *